гостевая


  1. Лиля, Эпсилон:

    (2) Меня пробрало, ведь это по сути метафора того, что сейчас происходит со мной, где государство - это Я и только Я перед лицом болезни делаю тот самый выбор, это то, про что мы сейчас пишем мелодраму. За полтора часа раскручивания сказки ограниченная детскими представлениями мечта героя о телескопе претворилась в созданный им цветущий город - символ преобразованного пространства и неугасающего интереса к тому, что еще есть вокруг, за его пределами. Поразил масштаб запроса и то, как можно трансформировать навыки, полученные в критической ситуации, в нечто большее, обретающее новый смысл и расширяющее пространство вокруг себя. Перебивая друг друга, мы живописали придуманный нами город, который ожил, задышал, стал манить непохожими друг на друга домиками, пахнуть сиренью и зазывать торговыми рядами ярмарки. Получилось вкусно, здорово, дико завидно!!

  2. Лиля, Эпсилон:

    (1) Помню, как на сказкотерапии меня распирало от восторга и одновременно от удивления, когда удалось вместе с героем прожить нелегкий путь его становления. Придуманный нами герой сказки оказался перед выбором: слиться, сбежать от проблемы или, реально оценив ситуацию, остаться защищать то, что для него действительно дорого. Я опешила, осознав, казалось, вполне очевидную вещь, что решение проблемы, поиск возможных путей выхода из тупиковых ситуаций, может приносить удовольствие и заряжать энергией, а не восприниматься как непосильная каторга. Тут то и включается творческое воображение, прибавляются силы от осознания выстраданного решения и его претворения в жизнь. Наращивая обороты, мы точно подключились к источнику, фонтанируя ассоциациями и неожиданно всплывавшими знаниями как побороть страшную эпидемию, обрушившуюся на государство юного принца Рене.

  3. Андрей, Эпсилон:

    Сказкотерапия 2. Но это было не превращение – это было вырастание, проращивание из семечка, которое ветер несет куда хочет, в мощное дерево. Мне кажется, похожее происходит с нами и на АСТ. Сперва мы пытаемся видеть реальное положение вещей, видеть болезнь, пугаемся её. Пытаемся от болезни отбиваться, чтобы она нас окончательно не засосала. В процессе этого мы становимся активнее, умнее, эмоциональнее. Для тех, кто смог отбиться от болезни может наступить момент, когда появляется мечта и тогда он начинает то, что накопил, прикладывать к реализации этой мечты. Где я на этом пути? Я отбился от болезни. Но сформулировал ли я свою мечту? На словах – да. Начал ли я прикладывать шаги к её реализации? И что это должны быть за шаги? Не знаю. Мне кажется, что разобраться в этом как раз и помогает написание мелодрамы.

  4. Андрей, Эпсилон:

    Сказкотерапия 1. Две недели назад у нас на занятии была сказкотерапия.
    Больше всего в конце сказки меня поразило, как сильно изменился герой. В начале это был мальчик, мечтающий о телескопе и поисках сокровищ, в конце он был тем, в честь кого называют города. За счет чего это произошло? Хотя это и сказка, но превращение героя было совсем не волшебным. Не прилетела фея, не попалась волшебная щука, нельзя было даже послать за помощью, чтобы пришел кто-то сильный и знающий и спас бы всех. Герой мог полагаться мог только на себя и друзей. Превращение героя было очень жизненным, и опиралось на исключительно реальные, логические вещи. Герой постоянно вставал перед осознанным выбором – что ему делать и почему. И если в начале сказки он еле отбивался от наваливающихся обстоятельств, в процессе - крепчал, смелел, а в финале он уже сам был хозяином своих мечтаний, своих желаний, своей жизни.

  5. Женя, Эпсилон:

    Занятие Дзеты на прошедшей неделе: теория о сексуальном здоровье, результаты научных исследований оргазма, и, как апофеоз, письма, прочитанные Е.П., музыка Чайковского и Пуччини – все это собралось в общую объемную, зовущую картину о Любви. О том, без чего, мне кажется, жизнь не имеет смысла, неполноценна. Было очень счастливо от соприкосновения с этим состоянием и одновременно больно от тоски по нему, но в большей мере счастливо. Я знаю, чего я хочу, я хочу любить, быть человеком, который на это способен, это для меня самый действенный стимул меняться.
    До сих пор вспоминаю лица – Юли, Лили и ЮлиЧа – красивые, дышащие, очистившиеся… и мне очень жаль, что я не могу полностью передать то, что было на занятии тем их наших, кто не пришел.

  6. Надя, Дзета:

    Коллажи "Я в идеале" на занятии Эпсилон натолкнули на мысль: когда мы рисовали натюрморт "Я в идеале", мы учились мечтать, хотеть. Натюрморт хорош тем, что ты можешь оторваться от привычных схем и намечтать себе то, каким хотелось бы быть. Но в натюрморте твоя фантазия мало соотносится с реальностью - ты можешь рисовать вещи, которых у тебя никогда не было, которые видел только мельком. А коллаж? Это уже не эфемерный символ, это символ, воплощенный в жизнь. Ребята не просто могут намечтать себе будущее, себя самого, таким, каким хотелось бы быть, но еще и должны найти то, что они намечтали, воплощение своего желания во внешнем мире. И они уже не просто мечтают "если бы и кабы", они идут и ищут способ воплотить свою мечту в жизнь. И это поиск не в оторванных от жизни эмпириях, а в реальности. Невольно приходит сравнение с разными возрастами: детские мечты и взрослая реальность, в которой эти мечты воплощаются.

  7. Володя, Дзета:

    Что мешает мне развиваться? Когда вытащил причины на белый свет ответ, нервно рассмеялся. Это же то, что казалось достоинствами - легкость, любопытство, только в их крайней и покореженной форме. От этого открытия ощущения странные: словно осознал, что в твоей квартире нагло хозяйничает какой-то упырь, который меня крайне раздражает и злит, и игнорировать его я совершенно не хочу. Одновременно у меня стало отступать безразличное благодушие, что, мол, все будет нормально. И остро стал чувствовать фальшь: уже тошнит от псевдозадушевных бесед на группе, покаяний и самобичеваний, от своих бесконечных разговоров. Все это игры, туфта, пустая и бессмысленная. Иначе бы я, мы, менялись бы, вели себя по-другому. Говорили иначе. А так все это хождение по кругу. И сейчас я совершенно не хочу заходить на новый круг, это какая-то дурная бесконечность, которая уже задолбала донельзя.

  8. Наташа, Дзета:

    (Продолжение) После занятия ощущение изменилось. В перец и ваниль праздничного пунша вползла струйка кислого сожаления. До скрежета зубного жалко времени, которое я потеряла, растратила на вялое псевдо-ковыряние за последние три месяца. А еще не хватило, чтобы этот прорыв была общим. Сверка с ребятами на неделе позволила не закопаться на монологе, их поддержка и неравнодушие одновременно согревали и не давали увильнуть и сдаться. И мне очень хочется совместной победы именно на занятии, ощущения, когда у группы вырастают крылья.

  9. Наташа, Дзета:

    У меня получился монолог черты. За неделю, пока его писала, внутри, толкая друг друга, метались сомнения, тоскливое отчаяние, злоба на свою тупость и проблески недоверчивой радости: вот, кажется, что-то зацепилось, потянулось, пошло! Как почти физически тяжело оказалось расслышать в своей голове этот постоянно бубнящий проигрыватель, которому я без боя сдала право распоряжаться моими мыслями и действиями. Заезженную запись, чье единственное назначение - отрезать меня от людей и нового опыта. Предохранять от жизни.

    Пока читала монолог, внутри постепенно нарастал рев горной реки, сверкающего потока, что выворачивает и тащит за собой камни. Ощущение прорыва и буйно грохочущей радости! Я знаю, что это только начало. У этого чертова прибора уйма программ, и от того, что я услышала одну, он и не подумает выключаться! Но у меня появился маленький шанс на выбор и впервые - большое желание разобраться и самой решать, какая музыка мне по душе

  10. Юля, Дзета:

    Эпсилон мелодрамы. Это не пьесы - это разворачивающаяся на наших глазах жизнь с живыми людьми, каждый из которых чувствует, переживает, желает, действует. Они меняют, усложняются, растут, становятся сильнее, проявляются с неожиданных сторон. Когда слушаю ощущение, что я там с ними на корабле или в доме мафиози, на берегу или почтовой станции. Думаю почему не получается мой монолог камня. Которую неделю бегу от сути? Или от правды? Боюсь? Да этим словом набила уже оскомину сама себе. А может я и не знала никогда что значить быть честной с собой. Может в беге от себя, от реальности легче? Им подменяется действие, им объясняется вся нескладная жизнь. А может честность с собой это самое сложное? Ведь со стороны окружающим все видно, какая я. И со временем со мной рядом остаются лишь те кто на это соглашается или так же выстраивает иллюзии.

Добавить сообщение

(Максимум символов: 950)
Вам осталось символов.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.