гостевая


  1. Юля, Эпсилон:

    Согласна с тобой, Женьк! Драматургия - очень мощная штука.
    На прошлой неделе у меня тоже получился монолог. Высказалась Жертва, не по сюжету, но по убеждению. Какие же страшные вещи выплыли из глубин ее обиженной души. Она обернулась садистом-мучителем и по совместительству разрушителем собственной жизни. Вроде бы это только персонаж. Но мне, высказавшейся от ее лица стало легче. Словно в закороченной цепи снова пошел ток, от макушки до пяток и в космос. Ух! Какая экстатическая дрожь и слабость были в моих коленях после.
    Глоток свободы, который оживил раскопанные под обидой надежды и желания.
    И еще. Прислушивалась к себе в течение недели. Я впервые не думаю об отдельных важных мне людях с содроганием и приступами тошноты, я чувствую, что готова с ними разговаривать. Я тронулась с мертвой точки.

  2. Женя, Эпсилон.:

    Продолжение. Наверное, тем и отличается отчаяние от бесплодного уныния, а поиск от самокопания, что я снова лезу туда, глубоко в себя, и нахожу-таки, достаю оставшиеся осколки. Во мне их становится меньше, а дышать - легче. После прочтения монолога группе у меня не было резкого чувства освобождения, но в течении недели поняла, что вытащила очередной колтун перегнившей боли и заученных реакций, а то и возбудитель хронического воспаления – время покажет. Спину держать стало легче, ощущения стали свежее. Все-таки драматургия – очень мощный инструмент, позволяющий нащупать и вскрыть внутренний гнойник с помощью точных образов и слов, сформулировать свое к нему отношение и вынуть его из себя.

  3. Женя, Эпсилон.:

    К прошлому занятию писала монолог (для детектива) об увечности своей души, связанной с отношениями, в которых глубоко вжилась в роль подвластного существа, а не самостоятельного человека. Я бьюсь с этой проблемой давно, честно, с твердым намерением освободиться и перестроить те самые отношения на равноправные, а новые возводить уже на другом фундаменте. Знаю, что прошла большой путь, я, и не только я, вижу результаты, они мне нравятся, я ими горжусь, они меняют качество моей жизни. Но осколки этой проблемы, как осиное жало, как ушедшая вглубь заноза, засели где-то внутри и подгнивают, вновь и вновь, пусть в меньшей степени, но все же отравляя меня. И порой накатывает отчаяние, возникают вопросы. Не является ли это бессмысленным самокопанием? Сколько можно бороться с одним и тем же!?! Как сказала Евгения Петровна, столько, сколько нужно.

  4. Лиля (Эпсилон):

    (2) Зато, какой кайф, когда рождаемое тобой движение красноречивей слова, когда оно с легкостью и азартом подхватывается группой, когда предугадывается и перетекает в следующее и, преобразовывая пространство вокруг, разгорается пылким разноцветным костром. У меня до сих пор мурашки от Юлиных Прачек-сплетниц, внутри все приподнимается и искриться, так и хочется влиться в круг разрумяных пытливых затейниц, делиться и откликаться в полном драйва хороводе жизни.

  5. Лиля (Эпсилон):

    (1) Как же непросто оказалось собрать тело и голову, держать одновременно ритм и заводить движениями толпу! У нас удивительный по красоте и размаху пластический театр "Прачки": солист под музыку из мюзикла задает группе движение, а остальные синхронно его дублируют. Постановка подобной мизансцены требует тщательнейшей подготовки и концентрации. От такой многозадачности у меня вскипели мозги. Это был настоящий вызов - поймать настроение этюда и передать в пластике его характер. При этом движения должны быть понятны для группы и просты в исполнении, а солист - иметь четкое видение: куда он идет и пойдут ли за ним. Меня больно ужалила обратная связь от группы: казалось, что с ритмом и танцами у меня все в порядке, а на деле вылезла суета и вычурность трудно воспроизводимых движений. Отсюда и претензии к миру "почему же меня никто не понимает" сразу померкли. А может, это я недостаточно понятна и внимательна к другим?

  6. Маша, Эпсилон:

    Восхитительная все-таки вещь – детектив! С его помощью можно открыть такие потайные ящики души, о существовании которых ты сам и не догадывался, потому что сто лет назад закрыл на ключ и утопил его в болоте… Я долго думала над никак не дающимся мне монологом героя детектива, искала ключ к давней обиде, от которой до сих пор немного саднит внутри, перебирала причины – почему это так зацепило меня, на что такое мне наступили? И какой же восторг меня охватил, когда я наконец нащупала смысл этого события! На меня вдруг посыпался ворох воспоминаний, претензий, амбиций, мыслей того, подросткового периода – а я и думать о них забыла… Это открытие не из приятных, но зато на моей карте может стать одним разведанным местом больше!

  7. Женя, Эпсилон:

    Продолжение. Это упражнение о жизни (впрочем, а какое из наших упражнений не о ней?): надо отделять главное и второстепенное, отметать, что можно отмести, чтобы не захламлять восприятие. Часто я теряюсь перед ее многомерностью, одновременностью хорошего и плохого. «Точка на сцене» учит держать цель, пошагово воплощать замысел, расставлять акценты, быть внутри этюда, но при этом со стороны охватывать взглядом все пространство сцены. Она допускает и даже требует оригинальности – не ради оригинальности, а чтобы высказывание прозвучало свежо и остро. Это упражнение – и вызов, и радость творчества!

  8. Женя, Эпсилон:

    На упражнении «Точка на сцене» мы учились вылепливать финальную мизансцену «спектакля». Она остается самой яркой в памяти зрителя и воплощает цель всего действа, то, к чему ведем героев. Упражнение заворожило и озадачило меня многообразием планов и нюансов до того, что стало сниться! Приходилось одновременно удерживать в голове несколько пластов. Первый - смысловой: какую историю хочу рассказать, что в ней главное (что ни выбери - узнаешь о своих установках). Другой пласт: как воплотить все это через ракурсы, позы актеров? Как максимально интересно задействовать пространство сцены?

  9. ЮлиЧ, Эпсилон:

    (2) Но больше всего обзавидовалась Маше! Прогулке с ней по обычному, московскому рынку! Нет, это был не рынок!! Это была прогулка по жизни!! Какие вкуснющие метафоры! Какие сочные деепричастные обороты! Сама Маша, точно заморский купец, с радостью делилась своим роскошным товаром! Хотелось быть рядом, любоваться ею и наслаждаться, наслаждаться всем тем, что видит она и дарит нам. Как же она увлекла за собой, заворожила прогулкой! Неужели бывают такие рынки? Неужели бывает такой день?!

  10. ЮлиЧ, Эпсилон:

    (1) Первая риторика!! Первые страхи, восторги, ориентиры и выводы. Детали, которые хотелось бы перенять. Ошибки, которых хотелось бы избежать. Как же волнительно доносить свои заветные слова со сцены, но не менее волнительно слушать речи ребят!! Сколько событий посчастливилось пережить за эти несколько часов!! Вместе с Володей негодовать от звука наглого будильника! Вместе с Лилькой впихиваться в переполненный народом автобус. Гнать с Андреем по шоссе, пытаясь уловить движение его мысли. Завидовать Женькиным гостям, укутываясь ее гостеприимством. Чувствовать, как разгорается радость в теле Юли, разбуженном любимой мелодией.

Добавить сообщение

(Максимум символов: 950)
Вам осталось символов.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.