гостевая


  1. Маша:

    Год назад я закончила курс АСТ. Занимаясь на группе, я здорово поменялась: повзрослела, поумнела, доросла до своего мнения и научилась чувствовать... попробовала жизнь на вкус, и она мне понравилась! Но внутри у меня все равно саднило от того, что многое не успела, не смогла взять. Cейчас у меня появилась возможность продолжить заниматься с другой группой - шанс, за который я радостно ухватилась, несмотря на вставшие внутри страхи - смогу ли, не подведу ли, хватит ли мужества и упорства идти дальше? На эти вопросы у меня нет ответа, но я знаю: мне чертовски интересно попробовать!!! Чувствую, как внутри распускается знакомое всем АСТшникам ощущение распирающих голову вопросов, мыслей, идей, от которых спать не можешь
    - так захватывает! Чувствую, что подул попутный ветер и паруса встрепенулись! Чувствую, что я вновь на родном корабле! В путь!

  2. Женя, Эпсилон:

    «короче: русская хандра…»
    Загнала главного героя мелодрамы в тупик, настойчиво отказывая ему в возможности вести себя достойно, - пьеса в стагнации. Зачем? Что за черная подозрительность? Почему, оступившись, надо лететь до дна? Если посмотреть шире тесного коридора «посыпания головы пеплом» то он, герой, уже начал бы действовать, поняв, что его заключение в тюрьму (таков сюжет) плачевно отражается и на других персонажах. В живописи игру заместила удушающая серьезность. Параллельно впадаю в злобное отчаяние от нереализованности, отсутствия в жизни, как кажется, значимых изменений. Симптомы уныния налицо. В чувства приводит другой добродушно-ироничный внутренний голос, фокусирующий внимание на реализации в дне текущем: как я разговариваю с людьми, замечаю ли красоту вокруг и т.п. «В строку» вопросы, связующие план дальний с настоящим: каких конкретно изменений хочу от себя в первую очередь? Как именно мне в этом могут помочь занятия?

  3. Володя, Эпсилон:

    Ощущение от прошлого занятия, как будто огонь разгорается в печи, когда пламя вовсю лижет ветки и жадно примеривается к большим поленьям. Люблю это состояние за сочетание предвкушения открытий и наслаждение от работы! Это не значит, что нет в нем сложностей. Есть! Но отношение к ним – азарт преодоления: чем сложнее – тем интереснее! Одна из таких «интересных сложностей» театральный костюм по живописи, которая всегда вызывала у меня трудности. Главная из которых – стремление логикой понять, как управляться красками, вместо диалога с ними. Знакомая для меня история, которая часто повторяется в жизни, в отношениях с людьми! Поэтому поиск диалога с живописью – это не только попытка научиться максимально выразительно передавать характер героя с помощью театрального костюма, но и шанс научиться находить диалог с тем, что изначально мне чуждо на уровне ощущений, а это может быть все, что угодно, начиная от не привычной мысли и заканчивая знакомством с новым человеком.

  4. Женя, Эпсилон:

    Придумывая театральный костюм, чувствую себя маленьким творцом, ведь это не просто одежда, а образ, оживающее создание с характером! Давно так счастливо не дрожали руки, не прыгало сердце от дела, непосредственно не связанного с дорогими мне людьми, самого по себе (последний раз, наверное, лет 15(!) назад, когда занималась керамикой). Соскучилась по этому ощущению. Не знаю, сколько это продлится, но сейчас вечерами бегу домой, чтобы выпустить на бумагу жаждущих родиться и частично зафиксированных на клочках героев. Идея может зажечься от чего угодно: старый жесткий ботинок, летящая крона дерева, хитиновый панцирь насекомого… Выразительность воплощения очень сильно связана с моим отношением к качествам персонажа, о которых хочу рассказать: чем оно ярче, тем легче находятся детали. Мозг быстро связывает фрагменты из разных областей, чтобы получить образ героя – кааайф! Хочется как можно чаще достигать этого увлеченного состояния в жизни.

  5. Евгения Белякова:

    Благодарю группу Эпсилон за роскошное начало нового учебного года! Пришли после лета умные, собранные, сложные, ищущие... в общем, белая кость, голубая кровь и спасение Человечества!

  6. Лиля, Эпсилон:

    (2) Но опыт коллажей и одновременно зудящий восторг с терпким привкусом зависти от театральных костюмов из антологии не дал слиться, все больше и больше распаляя желание пробовать, искать, перенимать. Страх чистого листа перерос в азарт и жадный поиск ответа на вопросы: Кто он, мой герой? Что делает? Чего хочет? В каких он отношениях с окружающими? И вообще, он герой, или всего лишь очередной статист, ничем не примечательный участник кордебалета на авансцене жизни? Какое место на этой сцене занимаю я?

  7. Лиля, Эпсилон:

    (1) Кааак?! Как это только возможно? Через форму, фактуру, сочетания цветов передать в театральном костюме черты характера изображаемого персонажа? Да еще и держать в голове, а кого я хочу при этом нарисовать? Лесного жителя, обитателя водной среды, добрую или злую фею с присущими только ей нюансами и индивидуальными особенностями? Да плюс ко всему, персонаж должен быть узнаваем, а его характер легко считываться! Снесло крышу от такой многозадачной головоломки. При первой попытке робко подступиться к театральному костюму раздрай внутри меня перешел в суету и мельтешение на бумаге - стала разваливаться форма, а мерцающий мазок и вовсе превратился в трехцветную невнятную мазню. Ээээ, как же знакома мне эта реакция, когда и в жизни я сталкиваюсь с совершенно для меня новой требующей сверх привычных усилий системой.

  8. ЮлиЧ, Эпсилон:

    На новое упражнение «Ввод в театральный костюм» отреагировали все мои внутренние герои. Безумно радостно, что привычное причитание Любаши «да у тебя все равно ничегошеньки не получится», на этот раз пересилило любопытство Маньки «ничего себе, во люди творят!Потрясающе! Во дают!». За ним, с дрожащими от страха руками потянулся Славик «а, может, все-таки попробовать? Уж больно интересно и неизведанно!». Федор подключился: «ну а что – есть цель. Понятно куда работать. За работу, товарищи!» Так здорово, когда слышу реакции своих внутренних героев, начинаю понимать, за кем ведусь в очередной раз. Эх, как же ценен для меня сейчас робкий голосок интереса, как хочется распались его, заразить всех прочих своих героев!

  9. Андрей Эпсилон:

    Возобновилась живопись. Гуашь. Полтора года назад я расстался с этой дамой с результате множественных попеременных изнасилований друг друга. Сейчас подходить заново – страшно. Но началась не просто живопись – начался театральный костюм. Это дама сложная, многофактурная, чувственная. И чувствую - интересная!!! Интерес - вот сила, которая может побороть страх, сделать шаги навстречу театральному костюму, живописи, человеку. Развить бы в себе этот интерес, избежать бы старых ошибок, применить бы полученных на коллажах опыт!

  10. Юля, Эпсилон:

    Волосы шевелятся от ужаса и восторга – в прошлый четверг у нас был ввод в театральный костюм.
    Потрясли показанные в качестве иллюстрации эскизы. Сложно назвать одеждой, изображенное на них, ибо одежда очень часто призвана скрывать, в то время как костюм – обнажать, высвечивать, проявлять. Театральный костюм позволяет увидеть сокрытую под кожей суть.
    На коллажах в конце того года мы создавали образ человека вне контекста, костюм же, по моим ощущениям, подразумевает контекст – время, место, отношения с другими героями. Т.е. теперь мы будем учиться видеть человека в контексте (себя, окружающих). Как это волнующе интересно!

Добавить сообщение

(Максимум символов: 950)
Вам осталось символов.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.