гостевая


  1. Надя, Дзета:

    Коллажи "Я в идеале" на занятии Эпсилон натолкнули на мысль: когда мы рисовали натюрморт "Я в идеале", мы учились мечтать, хотеть. Натюрморт хорош тем, что ты можешь оторваться от привычных схем и намечтать себе то, каким хотелось бы быть. Но в натюрморте твоя фантазия мало соотносится с реальностью - ты можешь рисовать вещи, которых у тебя никогда не было, которые видел только мельком. А коллаж? Это уже не эфемерный символ, это символ, воплощенный в жизнь. Ребята не просто могут намечтать себе будущее, себя самого, таким, каким хотелось бы быть, но еще и должны найти то, что они намечтали, воплощение своего желания во внешнем мире. И они уже не просто мечтают "если бы и кабы", они идут и ищут способ воплотить свою мечту в жизнь. И это поиск не в оторванных от жизни эмпириях, а в реальности. Невольно приходит сравнение с разными возрастами: детские мечты и взрослая реальность, в которой эти мечты воплощаются.

  2. Володя, Дзета:

    Что мешает мне развиваться? Когда вытащил причины на белый свет ответ, нервно рассмеялся. Это же то, что казалось достоинствами - легкость, любопытство, только в их крайней и покореженной форме. От этого открытия ощущения странные: словно осознал, что в твоей квартире нагло хозяйничает какой-то упырь, который меня крайне раздражает и злит, и игнорировать его я совершенно не хочу. Одновременно у меня стало отступать безразличное благодушие, что, мол, все будет нормально. И остро стал чувствовать фальшь: уже тошнит от псевдозадушевных бесед на группе, покаяний и самобичеваний, от своих бесконечных разговоров. Все это игры, туфта, пустая и бессмысленная. Иначе бы я, мы, менялись бы, вели себя по-другому. Говорили иначе. А так все это хождение по кругу. И сейчас я совершенно не хочу заходить на новый круг, это какая-то дурная бесконечность, которая уже задолбала донельзя.

  3. Наташа, Дзета:

    (Продолжение) После занятия ощущение изменилось. В перец и ваниль праздничного пунша вползла струйка кислого сожаления. До скрежета зубного жалко времени, которое я потеряла, растратила на вялое псевдо-ковыряние за последние три месяца. А еще не хватило, чтобы этот прорыв была общим. Сверка с ребятами на неделе позволила не закопаться на монологе, их поддержка и неравнодушие одновременно согревали и не давали увильнуть и сдаться. И мне очень хочется совместной победы именно на занятии, ощущения, когда у группы вырастают крылья.

  4. Наташа, Дзета:

    У меня получился монолог черты. За неделю, пока его писала, внутри, толкая друг друга, метались сомнения, тоскливое отчаяние, злоба на свою тупость и проблески недоверчивой радости: вот, кажется, что-то зацепилось, потянулось, пошло! Как почти физически тяжело оказалось расслышать в своей голове этот постоянно бубнящий проигрыватель, которому я без боя сдала право распоряжаться моими мыслями и действиями. Заезженную запись, чье единственное назначение - отрезать меня от людей и нового опыта. Предохранять от жизни.

    Пока читала монолог, внутри постепенно нарастал рев горной реки, сверкающего потока, что выворачивает и тащит за собой камни. Ощущение прорыва и буйно грохочущей радости! Я знаю, что это только начало. У этого чертова прибора уйма программ, и от того, что я услышала одну, он и не подумает выключаться! Но у меня появился маленький шанс на выбор и впервые - большое желание разобраться и самой решать, какая музыка мне по душе

  5. Юля, Дзета:

    Эпсилон мелодрамы. Это не пьесы - это разворачивающаяся на наших глазах жизнь с живыми людьми, каждый из которых чувствует, переживает, желает, действует. Они меняют, усложняются, растут, становятся сильнее, проявляются с неожиданных сторон. Когда слушаю ощущение, что я там с ними на корабле или в доме мафиози, на берегу или почтовой станции. Думаю почему не получается мой монолог камня. Которую неделю бегу от сути? Или от правды? Боюсь? Да этим словом набила уже оскомину сама себе. А может я и не знала никогда что значить быть честной с собой. Может в беге от себя, от реальности легче? Им подменяется действие, им объясняется вся нескладная жизнь. А может честность с собой это самое сложное? Ведь со стороны окружающим все видно, какая я. И со временем со мной рядом остаются лишь те кто на это соглашается или так же выстраивает иллюзии.

  6. Надя, Дзета:

    В последнее время у меня от себя ощущение суетливого и неловкого человека, теряющего по пути багаж: сконцентрировалась на ассоциациях - "отвалился" театр, перекинулась на театр - не получился монолог, занялась монологом – капитально просела живопись... Почему? Беда в том, что я не ассоциировала то, что я делаю по заданиям и их результаты - с собой, не складывала картинку в целом. А сейчас вот сижу и думаю: ведь прийти на занятие со сделанным одним заданием и полусырыми другими, это так же нелепо, как выйти на улицу, например, в вечернем платье и кирзовых сапогах только потому, что платье погладить успела, а вот туфельки достать - нет... И ведь мозгов хватает не выходить на улицу в таком виде, а почему? Потому что не нравится ощущать себя нелепой. А мысль о том, что в недоделанных заданиях проявляется моя внутренняя нелепость – не-е-т, в голову не приходила. Теперь пришла. И эта мысль очень неприятно жжется.

  7. Володя, Эпсилон:

    Коллаж «Я в идеале» - он как заклинание, которое я придумываю для самого себя. Оно может сбыться. И от того насколько осмысленно я его создам, зависит то, насколько точно оно сбудется. Дико сложно дается коллаж: в разы сложнее, чем любой из предыдущих, а это уже девятый подряд и, казалось бы, накопленный личный опыт должен помогать и облегчать задачу! Ан, нет! Ничуть нелегче: меня все время не покидает ощущение, что я как будто иду вслепую, наощупь. Ощущение это от того, что для понимания туда или не туда я двигаюсь, мне постоянно не хватает сверки с группой. И мне кажется очень символичным то, что невозможно создать образ идеального себя без сверки с людьми, которым я доверяю, потому как невозможно жить полноценной жизнью в отрыве от людей рядом, не обращая внимания на их реакции.

  8. О.Н.А (Дзета):

    На занятии ЕП читала письма. Любовные письма. Я слушада и вдруг осознала - это же свет недосягамых звезд. Они сияют, мерцают, влекут, соблазняют... Они смысл и суть. А я как абориген дикого, людоедского племени стою и радуюсь своим новым "заполученным" отношениям - своим блестящим стеклянным бусам. Не в состоянии даже обозреть разницу между небесным сиянием и блескотней на шее. Господи, как же мне вписать, вбить, выжечь на сердце, это понимание своей нищей убогости, чтобы завтра, когда проснусь и солнечный день покажется не так уж и плох, я вспомнила это таинственное мерцание. И корчилась, корежилась от зависти к счастливчикам, осиянным этой любовью.

  9. Андрей. Эпсилон.:

    Коллажи. Для меня делать коллаж “Я сейчас” – было очень легко. Предметы для этого коллажа – набирались очень быстро и обильно – идешь по магазину и глаз сам выцепляет – “Во! Это я, это у меня такое то качество и это я, и это…”. Все знакомо, много раз проявлялось. С коллажем “Я в идеале” все обстоит иначе. Оно мне мало знакомо, я не знаю точно, как оно выглядит, я ищу, сомневаюсь, примериваюсь, прислушиваюсь. Сначала долго думаешь – что конкретно я хочу и через какой предмет это можно выразить. Находишь подобный предмет и долго-долго на него смотришь, прислушиваешься, принюхиваешься, пытаешься примерить этот образ на себя и прислушиваешься – оно или нет. Поэтому наверно в коллажах “Я в идеале” мало предметов, но они имеют и объем, и запахи.

  10. Надя, Дзета:

    Акварель... Как долго я воевала с ней, ругалась, шипела на нее сквозь зубы, а она, непокорная и свободолюбивая, даже и не думала меняться мне в угоду... А вчера у меня случилось ОТКРЫТИЕ! Посмотрела как рисует Наташа и до меня, наконец, дошло, что акварель очень похожа на уголь - такая же легкая, нежная, порхающая. И рисовать ей нужно также - легко, играя. Это похоже на изысканный флирт - легкий поворот головы, взмах ресниц, мягкое прикосновение руки к руке... и огонь бушующий в груди... и время, сладкое и тягучее, как нуга... и глаза, в которых отражается весь мир... И акварель отозвалась - заговорила, запела, полетела, закружилась в танце! Ооооо!... За вчерашний вечер я узнала, что она может быть мягкой и невыносимо нежной, как бархатная пена морского прилива, яркой и искрящейся, как самый дорогой шелк... Она завораживает. Она дышит. Она живет. Это невероятное блаженство!

Добавить сообщение

(Максимум символов: 950)
Вам осталось символов.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.