гостевая


  1. Юля, Дзета says:

    Надь так созвучно про «вырасти». Я все тот же десятилетний мальчик, из своей ассоциации, который вышел из-за своего дерева, поиграл с другими детьми и опять спрятался наблюдать за миром. Как же тошно.

  2. Юля, Дзета says:

    Последнее занятие оставило большую саднящую занозу внутри, она свербит и зреет нарывом. Я как зажмурившийся ребенок наваливаю на себя работу, дела, всевозможную суету только бы не чувствовать, не леденеть каждый раз от осознания, что всё, что я не знаю как дальше. Не оставляет вопрос, что же мы сделали или вернее не сделали или точнее я не сделала. Почему вернулось ощущение школьницы проваливающей домашние задания и ожидающей плохие оценки. Ведь у нас было два месяца летящей работы и ощущение друг друга. Мы подменяли внимание и интерес друг к другу общими переживаниями от совместных дел и инерционным полетом? Почему для меня не стала ценным зависть, я ведь от нее загоралась, она меня двигала, она повернула меня к людям, я вышла из своего сонного царства? Я посчитала, что уже могу, что достигла вершины и она уже моя? Как много «я» в моем посте, может я так и не увидела вокруг людей?

  3. Надя, Дзета says:

    Продолжение.
    Но, если я при этом не понимаю других, то даже увидев их реакцию, я просто подстраиваюсь под них, заминая неловкость, неприятие, ощущение неуместности. И продолжаю жить в Королевстве Кривых Зеркал - в Царстве детскости. Вот и получаю в результате то, что имею: невыросший ребенок в теле почти тридцатилетней женщины, который изо всех сил пытается всем понравится, по-детски подстраиваясь под окружающих. Больно осознавать это. Но слава Богу, я это понимаю хотя бы сейчас.

  4. Надя, Дзета says:

    Продолжение.
    Прошло два года занятий и только сейчас я понимаю, что моя привычная детскость осталась при мне. Я так же, как и всю жизнь, продолжаю смотреть на людей снизу вверх и думать про себя "Ну, они-то умные! Взрослые! А я чё?... Я еще не доросла. Постою в сторонке". Только после последнего занятия передо мной встал вопрос, который я должна была задавать себе все два года занятий: "А как вообще растут люди?". Господи! Сколько было возможностей! Я только сейчас начинаю действительно врубаться, что занятия нужны, чтобы научиться вглядываться в других людей и ПОНИМАТЬ их. Зачем? Да потому что Человек растет, только когда видит и понимает, как его воспринимают окружающие люди: если я умею видеть, как люди реагируют на мои поступки, слова, переживания - у меня появляется шанс поменяться. Этот тот самый шанс, на котором и можно расти.

  5. Надя, Дзета says:

    Последнее занятие нашей группы в понедельник как итог двух лет… Страшная, бессмысленно-вязкая растерянность внутри на занятии. Тупая боль от того, что не могу с ней справиться, не могу собраться – слишком привычна она, а я за два года так и не научилась ей противостоять. С понедельника не могу найти себе места - ПОЧЕМУ ТАК?! Кажется, начинаю понимать... В начале занятий у меня была иллюзия, что я «попала в нужное место и сейчас начну развиваться, расти, умнеть!». Я честно выполняла задания: писала стихи, рисовала, придумывала театральные этюды. Но почему-то не особо росла и даже не слишком умнела. Хотя видела и знала, что это возможно – видела же старшие группы! Тогда почему роста не было? Потому что я была уверена, что меня ВЫРАСТЯТ. Как цветок в оранжерее, блин! Я упустила самую важную деталь - это цветок можно вырастить, а Человек может вырасти только сам.

  6. Евгения Белякова says:

    Вчера было последнее занятие группы Дзета.
    Мне очень больно. Больно говорить, больно двигаться, больно дышать. Больно жить. Вчера легла с этой с этой болью, сегодня с ней проснулась.
    Почему в памяти ожили строчки из стихотворения «Жалоба-монорим», написанным кем-то давным-давно, чьего лица не помню. Но стих сохранился в нашей Сокровищнице:
    "...Я ходила по дому, ходила…
    То ль с собой, то ль с судьбой говорила,
    То кляла, то тихонько молила
    И рыдала, и тихо скулила,
    Вопрошала, взывала, просила…
    А ответ тишина проглотила."

  7. Катя М., Ита says:

    Первый год закончился с чувством горечи от того, что не получилось, что проблема гораздо серьезнее, чем казалось, что мои представления о том, что такое результативно работать на группе, по-видимому, не соответствуют реальности. Не могу сказать, что этот год прошел совсем впустую. За это время многие из нас смогли разглядеть противника, с которым предстояло бороться, он стал проявляться. Если раньше мы в него верили, то сейчас чувствуем его силу, начинаем отслеживать, что он с нами делает. Более того, у многих за этот год были хотя бы полчаса, когда он отступал. Я помню, как делала удавшуюся ассоциацию на Машу, когда мысли проверялись, направлялись ощущениями от человека, я помню, как это - с кайфом проживать 1,5 минуты театрального этюда на сцене. Похоже, что мы только сейчас подошли к тому пониманию, которое должно было быть у всех в начале первого года, и я очень-очень хочу, чтоб следующее занятие не оказалось последним.

  8. Юля says:

    Не могу не поделиться ощущениями от удивительное упражнения – сказкотерапии.
    По условиям мы должны были вместе придумать героя, его пространство, а далее навалить на него трудностей и заставить преодолевать, в случае преодоления наградить исполнением заветного желания.
    Поскольку каждый отдал герою частичку себя, то все происходящее с ним, воспринимались, как происходящие лично с каждым.
    Преодоление трудностей каждый раз начиналось с формулирования цели их преодоления. Чем серьезней препятствие, тем масштабней и конкретнее цель. Процесс поиска путей преодоления сопровождался удивительным ощущением расширения пространства. Оно становилось осязаемым, сочным, ярким, вкусным. По мере преодоления трудностей и роста запроса к жизни креп азарт, росла уверенность в своих силах. Мы здорово поумнели и повзрослели.
    Мы справились. От прожитой нами жизни Принца Ренье захватывает дух. Потрясающее переживание.
    Очень хочется закрепить полученный опыт.

  9. Володя, Эпсилон says:

    У нас было потрясающее упражнение – сказкотерапия. Мы вместе придумывали судьбу главного героя и учились преодолевать трудности, с которыми он сталкивался.
    Для меня оно - огромное подспорье в написании мелодрамы. До него меня не покидал страх столкновения с главным потрясением мелодрамы, из-за которого герои теряют все. Придумав событие, я затягивал с его вводом. Я чувствовал, что если добавлю его, то придется искать пути выхода из этого положения, и психика всеми правдами и неправдами стремилась сохранить душевное равновесие. Сказка позволила почувствовать, что даже из крайне суровых обстоятельств можно найти выход. Поиск выхода требует колоссального напряжения сил, и почти наверняка неодноходовый, и мало того, он не то что не известен заранее и его нужно отыскать, его придется придумывать, исходя из обстоятельств, в которых находишься, но его можно найти, если есть ради чего искать, и не ждешь скорых ответов, которые свалятся с неба!

  10. Лиля, Эпсилон says:

    (2) Меня пробрало, ведь это по сути метафора того, что сейчас происходит со мной, где государство - это Я и только Я перед лицом болезни делаю тот самый выбор, это то, про что мы сейчас пишем мелодраму. За полтора часа раскручивания сказки ограниченная детскими представлениями мечта героя о телескопе претворилась в созданный им цветущий город - символ преобразованного пространства и неугасающего интереса к тому, что еще есть вокруг, за его пределами. Поразил масштаб запроса и то, как можно трансформировать навыки, полученные в критической ситуации, в нечто большее, обретающее новый смысл и расширяющее пространство вокруг себя. Перебивая друг друга, мы живописали придуманный нами город, который ожил, задышал, стал манить непохожими друг на друга домиками, пахнуть сиренью и зазывать торговыми рядами ярмарки. Получилось вкусно, здорово, дико завидно!!

Добавить сообщение

(Максимум символов: 950)
Вам осталось символов.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.