гостевая


  1. Лиля, Эпсилон says:

    (1) Групповой разбор на прошлом занятии помог мне засветить и мой собственный паттерн. Когда в стрессовой ситуации я зацикливаюсь на себе и перестаю видеть картинку целиком. Тогда включается "фасеточное" зрение, я как выхватываю отдельные детали пазла и начинаю их разглядывать, домысливать в отрыве от действительности. Я упрямо подтягиваю факты, чтобы оправдать себя, не слыша и не видя, что сейчас происходит, или восторженно фокусируюсь на том, что получилось и старательно замыливаю обратное, избегая болезненных вопросов не только к себе, но и к другому человеку. Потому что боюсь задеть его чувства, или просто не знаю, как подступиться и открыто заговорить об этом. Тут накатывает сладкий соблазн передать эстафету следующему паттерну: начать рвать на себе волосы и посыпать голову пеплом, ведь за годы АСТ пора бы, наконец, от них избавиться. Но это лишь иллюзия!

  2. Маша, Эпсилон says:

    Когда считаешь себя обиженным другими, бывает очень трудно почувствовать что-то, кроме своей боли, и услышать мнение, отличное от своего. Внутри полыхает ощущение, что «кругом враги», и хочется спрятаться от всех во внутреннее убежище и отстреливаться. В этом осадном положении разборы на группе – это рука помощи. На разборе каждый старается по-честному, искренне рассказать о том, как видит ситуацию, и что чувствует. На прошлом занятии мы разбирали мою «обиду», что к ней привело, и что делать дальше. Вначале мне казалось, что это чуть ли не невозможно, однако даже моя природная способность «уйти в себя и не вернуться» не выдержала под напором искренних слов. Крепость пала, а потребность защищать собственную слабость под злобой и отвержением разжалась и отпустила меня… И как же стало легче! Спасибо группе, что помогли мне УСЛЫШАТЬ.

  3. anton says:

    Занятие было тягучим, как смола, но оно вселило надежду. У меня вызывает огромную благодарность то, с какой тщательностью стали относится к домашним заданиям. Пусть живопись пока получается грубая, неказистые и размытая, но я вижу новые нюансы и формы и это очень мотивирует двигаться дальше. Впервые я разглядывал рисунки, а не просто смотрел, как моя работа выглядит на фоне остальных. Безумно интересно стараться понять, что пытался сказать человек и как это соотносится с твоим представлением о нем.
    С другой стороны, я вижу тотальное отсутствие понимания своих эмоций. Печаль, тоска и грусть пока имеют совершенно одинаковую окраску, не получается отделить их друг от друга, найти нюансы, сделать понятным другому человеку. Еще я заметил, что постепенно мое сопротивление упражнениям сменяется азартом, будто я разгадываю какой то хитрый ребус. А ведь всю жизнь я считал, что прекрасно себя понимаю!

  4. Ира says:

    Ты обиделась?Тебя что-то раздражает?Иногда эти вопросы застают врасплох, ты останавливаешься и начинаешь думать.А а почему я выгляжу обиженной или раздраженной.Оказывается что-то задело за живое, а я даже не придала этому значение. Тело знает, что я обиделась, а разум нет. Или интонации выдают раздражение, а я даже не замечаю, что повышаю голос. Когда так случается сначала страшно от непонимания себя. Проходит время и страх прячется где-то глубоко внутри, но при первой попытки вылезти из своей конуры он тут как тут: "Ты куда собралась? А вдруг все узнают какая ты на самом деле?". А какая я? Мне даже в себя страшно вглядеться. Из чего построен мой разрушенный дом: камня, веток или соломы...

  5. Андрей Четвертков says:

    За эти годы на АСТ мы научились многому. На живописи мы научились чувствовать цвет, на вербалке мы научились ценить вес мысли и слова, на театре вызывать свободу и вместе с ней парить. Все это важно! Но куда важнее то, что мы учимся(боюсь писать слово “научились”) слушать и слышать друг друга. На “разборах”.
    Разборы упражнений происходят каждое занятие. Это просто, я не о них пишу. Разборы групповых ситуаций, ситуаций межличносных куда сильнее, масштабнее, глубже. Они задевают, что-то очень личное в каждом из нас, что то очень глубокое, обычно то, с чем человек и сам не разобрался. Что то очень болючие. И боль усиливаются многократно тем, что происходят эти ситуации между очень близкими людьми(а люди внутри группы в какой то момент обязательно становятся очень друг другу близки – иначе и группы не рождается).
    По себе знаю, что в такой ситуации хочется шашкой на отмашь или забиться за диван и горько рыдать о своей несчастной судьбе. Видится, что кругом враги! И в этой ситуации нужно не победить или сдаться, не помирится, не простить, не разрулить, не забить и забыть. Надо что-то другое. И первый шаг, чтобы найти выход из этой ситуации(а он может быть разный) - это нужно понять, почувствовать другую сторону. И надо чтобы тебя почувствовали и поняли. А для этого надо раскрыться. Вот это своё БОЛЮЧЕЕ, что сейчас сохранено в бункере под бетонными настилами равнодушия, за рядами колючей проволоки презрения, за пулеметными точками претензий и противотанковыми ежами обид - вот это надо обнажить. И тебя корючит просто от мысли, что тебя туда могут ударить. Но надо, потому что иначе…
    Вспоминается речь Жени 2 занятия назад. “Я требую мужества! Мужества, быть искренним и открытым, мужества преодоления страха быть уязвленным. Да здравствует сила пылающего обнаженного сердца, сердца отрытого навстречу другому. Так, именно так, мы выведем себя на дорогу к тому о чем молили – близким отношениям”. Мы не учимся на АСТ рисовать, писать стихи, танцевать балеты. Мы учимся мужеству слушать и слышать.

  6. Аня says:

    Легче всего начать выкарабкиваться в группе, так как ЕП создала уникальный инструмент на котором можно репетировать навык построения этих связей: в строчке стиха, которая получилась и я в ней понятна, и в осознанном поступке, в который вкладываешь крупинку души, и в отношении к другому человеку, в его честной обратной реакции.
    Они словно маленькие трубочки по которым жизнь в меня может быть проникнет.

  7. Аня says:

    Зачем мне группа?
    У меня достаточно часто возникает ощущение неприкаянности, когда я не нахожу связи с внешним миром, как бы зависаю в воздухе, я погружаюсь в себя несмотря на то что там тесно и пресно. Кажется что я вне жизни, потому что происходящие события не откликаются внутри, потому что многие люди и дела проходят мимо, живу на автопилоте, эти периоды длительны и меня часто накрывает волна сожаления об ушедшем времени. Я поняла, что если сознательно не начать строить связи с миром, не дожидаясь вдохновения, «хорошей погоды» и т.д. то эти периоды будут чаще и длиннее. Эти связи строятся, когда пытаешься найти то, что трогает, ловишь и осознаешь свои ощущения, свои реакции, всматриваешься в других людей, в их поступки, ловишь свое к ним отношение, формируешь мнение, очаровываешься, ненавидишь.

  8. Оля И., Альфа says:

    Последние занятие для меня прошло МИМО, а это ведь и жизнь моя проходит МИМО и мне от этого никак. Я отдельно, я не в команде, я наблюдатель, стою на перроне и смотрю, как мимо проносится поезд жизни. Я не включена и выходит, даже не смотря на исполнение домашнего задания, халтурю и работаю нечестно, а еще хуже, что мне совсем не страшно и не больно и нет истового желания измениться и это задевает. Я скатилась к бездумному исполнению. Сейчас есть «надо» и я надеюсь, что смогу превратить его в «желаю». Поочередно, переживаю все то, что обсуждалось на первом занятие, все то, что может помешать. Моя «робкая травинка может» и не дожить до весны, три занятия в пустоту. А ведь еще недавно мне было по кайфу это напряжение. Меня удивляет, отношение ко времени и со временем. Вот, оно наглядное проявление бытого инфантилизма. Что я могу сделать, чтобы ускориться? Как и в польке, я не попадаю в ритм и темп занятия, а значит и жизни. После рассказа ЕП о стрессе стали понятны некоторые мои реакции на занятиях АСТ и в повседневности. А еще я поняла как важны для ЕП наши отзыва и ощущения от занятий, чтобы продумать и наполнить следующее тем, что требуется именно нам.

  9. Юля, Эпсилон says:

    Владимир - думаю, нужен разбор. Поскольку ситуация вынесена на публику, то прошу тебя после написать сюда резюме.

  10. Владимир, Эпсилон says:

    Прошлое занятие. Для меня оно было очень разным: местами трудовым, местами праздничным, местами болезненным и все время в высшей степени концентрированным. Разбег и насыщенность делают его ценным, интересным и жизненным. Как и жизнь наши занятия часто преподносят нам не стандартные ситуации требующие моментальной реакции на них и определенных действий для их разрешения. Иногда получается почувствовать ситуацию и разрешить ее «правильно», иногда нет… Бывает и так, что действия наши, обусловленные благими намерениями и очевидной логикой, обостряют ситуацию, ведут нас к конфликту и в итоге причиняют боль другим людям.

    На прошлом занятии наша группа получила урок именно такого плана. Когда мы, имея самые благие намерения и руководствуясь очевидностью ситуации, разбирали речь Маши. Я хочу подчеркнуть, что разбор речи действительно необходим, так как речь содержит существенную не доработку. И реакция устроить разбор сразу же и по факту была естественной и закономерной. Я бы даже сказал, что это вообщем-то стандарт (правило) для успешных занятий на АСТ - разбираться с возникшими вопросами сразу, на месте.

    Вот только в этот раз мы все сильно ошиблись. Мы не учли, что неделю назад мы признали речь Маши едва ли не совершенной, а когда нашли ошибку стали делать разбор, без учета этого бекграунда и в контексте: «Это провал. Нужно все переделывать». Может быть, я сейчас до некоторой степени утрирую то, как это выглядело. Но я даю руку, голову, и любую другую часть своего тела в довесок на отсечение, что Маша все происходящее воспринимала именно так! Не видеть ее реакций в тот момент и продолжать разбор в том же ключе - и есть наша ошибка. Я не в коем случае никого не призываю к тому, что нужно забыть о достоверности! Нет! Нет! И нет! Но достоверность не должна идти в разрез с чуткостью и бережным отношением близкому к человеку. Как показывает это занятие, к сожалению, бывает так, что можно разговаривать с человеком на одном языке и при этом делать ему неоправданно больно.
    Красота и мощь методики АСТ в том, что за совершенные ошибки, мы не получаем двойки, нас не выгоняют из университета и не бьют ногами. Красота и мощь методики в том, что мы можем разбирать такие ситуации с разных сторон, учиться и расти на них.
    Я бы чертовски сильно хотел пожелать себе и всем нам, этого умения трепетного чуткого разговора с близким человеком о болезненных и тяжелых для него вещах!

Добавить сообщение

(Максимум символов: 950)
Вам осталось символов.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.