гостевая


  1. Женя, Эпсилон. says:

    Так бывает, что один человек становится заложником боли другого: между родителями и детьми, женами и мужьями... Один хочет уйти, второй не может без первого. Кажется, это тупик. Чаще всего, оказываясь в своей семье на месте уходящего, я тонула в тоске другого и физически оставалось, но на самом деле все равно отдалялась – проваливалась внутрь себя, где гнила моя несбывшаяся мечта. Со временем я стала выстраивать отгораживающую стену даже прежде, чем чувствовала чужую боль. Результат – всем плохо. Было и по-другому: вот человек, с которым мы встречаемся, просит его отпустить, я плачу и смеюсь, потому, что мне без него плохо, но я вижу, насколько ему нравится другая, какой он счастливый, и как ему больно сделать больно мне, он тихонько вытирает слезы с моего лица, а в глазах благодарность, что я понимаю его, и, простите, любовь. И в этот момент мы родные-родные, и уже не важно, в каких отношениях, это больше, чем «в отношениях».

  2. Юля, Эпсилон says:

    У нас с Андрюшей получился театр. Особенный! Андрей играл моего отца, а я его дочь, покидающую дом. Перед нами стояла задача понять друг друга.
    Что такое понимание? Обмен ударами из обид и аргументов? Опыт показывает, что нет. Тогда что же?
    Пока я не почувствовала Андрея, этюд не клеился. Я боялась, что его боль, растерянность и страх обрушат меня. И они обрушили, сожгли, спалили все лишнее, наносное, ненужное. Я почувствовала как мы дороги друг другу. Вместе с болью пришло молитвенное, пылающее ощущение близости. Я почувствовала, как подспудно с благодарностью внутри крепнет голос мечты. Мне нестерпимо захотелось ею поделиться. Я прошептала одно единственное слово, и Андрей меня понял, моя мечта обрела жизнь в его кипящем восторге, рванувшем навстречу, тепле, сиянии глаз, в нашем созвучии.
    Я почувствовала, что куда бы ни завело меня путешествие, есть место, есть человек, к которому я могу вернуться в горе или радости, у меня есть дом.

  3. Маша, Эпсилон says:

    В последнее время на группе пробуем с разных сторон подобраться к тому, что же такое любовь, отношения, понимание. На «пальчиках» с Юличем было странное ощущение: я видела, как вокруг меня все горит и крушится, земля проваливалась под ногами – но в то же время в этом страшном хаосе я чувствовала тонкую ниточку, связывающую нас с Юличем. Я понимала, что важнее и дороже этой связи нет ничего, и мне жизненно необходимо ее удержать – несмотря на любые обстоятельства. И когда я увидела глаза Юлича, и поняла, что мы вместе, мы друг друга слышим и понимаем, меня захлестнула горячая волна благодарности и восторга! То, что было на пальчиках, нельзя назвать счастьем – это было другое – обжигающее, болючее, горько-сладко-соленое – сложное – чувство! Намного сложнее того, что обычно мне представляется под любовью и счастьем.

  4. Андрей Эпсилон says:

    На театре Юля была дочерью, уезжающей далеко, я отцом – старающимся дочь “понять”. Юля сперва говорила правильно: “Я уезжаю дальше учится” “Жизнь не строит на месте” – но у меня в голове комом вертелось “Почему?” “Разве плохо жилось?” и растерянность, и боль. Боль от того, что близкий человек стал чужим – говорящем себе о себе, не видящем меня. И, мне кажется, Юля поняла это, и слова, которые были у неё в голове, но которые она не решалась сказать – прозвучали. Еле слышно. Из уст на ушко. Сокровенно. И эти простые слова влетели в меня,срывая плотины отчужденности. Поток Юлиного счастья, ставшего и моим, распирал меня, не давая вдохнуть, перевернул мучавшие меня вопросы.
    Я.
    Юлю!
    Понял!!
    “Мне плохо без тебя” засверкало в “я рад за тебя!”
    “А как же я?” ответило в “я помогу тебе!!”
    “Не пущу” взорвалось в “Лети!!!”
    Это счастье, что есть человек, которого понимаешь и он тебя! Само это понимание – счастье! Господи, дай мне сил не забыть это!

  5. Маша, Тау says:

    Ощущения от открытого занятия - зависть и восторг! Как бы я тоже хотела потрогать своих персонажей руками: кем-то уколоться и оцарапаться, к кому-то приласкаться и пригреться. Это генально - через кожу впускать в себя глубже и глубже ощущения от героя. А проиграть на сцене сложные узлы - я просто изошлась слюной! Когда все мысли и усилия направлены в одну цель - и театр, и живопись, и вербалка - этот удивительный синтез выводит на совершенно новую глубину понимания себя и мира. Это как путешествовать по ранее незнакомой стране, хорошо зная ее язык, и где вкусней кофе, и где тебя заждались в гости.
    Ребята, и, конечно, восторг от вас! Сколько разных характеров звучало в каждом! Хрупкие и саркастичные, бойкие и решительные, невероятно сексуальные и застенчивые. Какой кайф было слышать и видеть, как меняется ваш голос, поза в зависимости от героя. Это был настоящий театр, пусть и не на сцене. Спасибо вам за этот подарок - быть с вами!

  6. Наташа, Тау says:

    Ребята, какой густой, сочный, жгучий, брызжущий урожай вы собрали! Помню, с чего все начиналось - хаотичные саженцы мыслей, персонажи, которые даже не разговаривали друг с другом. Я писала мелодраму и знаю, какой громадный труд стоит за вашими собранными работами!!Сколько прополото сорняков из ненужных слов, формальных фраз. И как бережно каждый день, и даже по ночам, выращиваются саженцы мыслей, меняются и подрастают персонажи мелодрамы. Я потрясена масштабом, глубиной, а больше всего тем, насколько вы поменялись всего за несколько месяцев вместе с героями своих пьес. Вы выросли, повзрослели, стали глубже, сложнее. А какими чертовски красивыми были ваши лица, когда читали пьесы!!! Нежные, трогательные, мерцающие, уютные, ироничные, взрывные, эротичные - умопомрачительно разные ребята Эпсилон, спасибо за праздник!!!!!!!

  7. Женя, Эпсилон. says:

    Открытый урок с чтением мелодрам – и это важно, открытый – помог увидеть, охватить объем и новые измерения того, что происходило с нами за время написания наших историй! Евгения Петровна, Вы знали, что делали, когда его затевали! Спасибо!!! У нас были восхитительные слушатели! Я смотрела на вас, дорогие гости и сопричастники, и по лицам, возгласам, сказанному после понимала – персонажи прозвучали, нашли отклик, получились живыми, настоящими! Это рождало счастливое, дорогое мне чувство «я есть», я настоящая, мой опыт ценен не только мне! Я ощутила под собой почву достоверности, от которой можно отталкиваться, расти. Мне ее не хватало.
    Всю неделю, несмотря на трудности в жизни, я живу с ощущением благодарности, свободы, мощи и цельности! Цельность (в противовес внутренней раздробленности) – один из драгоценнейших результатов написания мелодрамы. Я поняла (на сейчас) своих героев, они – друг друга! Какое же это счастье – быть цельным!

  8. Екатерина says:

    Открытый урок, чтение мелодрам 04.12.2014. Ребята, слушая ваши мелодрамы, ощущала себя чайкой, которая попала на промышленный вылов рыбы. Полные, тяжелые сети, поднимают мощные краны и ловкими движениями рыбаков, тонны разной, подпрыгивающей, переливающейся всеми цветами радуги и сверкающей на солнце рыбы, заполняют собой всю корму корабля. Такими были ваши персонажи, объемными, понятными, сверкающими, разными. От такого количества и разнообразия ваших метафор, поворотов сюжетов, казалось меня разорвет. Боялась что-то пропустить , не понять. Еще долго потом всплывали фрагменты из ваших мелодрам. Беничкин монолог о любви , бесконечные сомнения Алика , бурные фантазии Маньки, Димкин монолог о свободе «бежать на перегонки с ветром, быстрее его…» И уж никогда не думала, что забивание гвоздя в промасленную стену может быть таким эротичным.

  9. Андрей Эпсилон says:

    Мелодраму я забросил полгода назад, сняли мне её месяц как, а я сижу и молчу. Попереживал о чем-то несформулированном, пососал из всех жалости виноватыми глазами утопленника, вздохнул с надеждой на “все еще впереди” и успокоился. Всем читал написанное начало про сносимый в море обездвиженный корабль - не понимал, что читаю:
    Бенедикт:”Роззи мне добра хочет-успокаивает! Зачем? Чтобы я не волновался? Утонул не волнуясь???”.
    Черт! Я сижу в блаженной истоме, а меня сносит в море и я утону. Уже утонул?!? Волнуюсь ли? Если бы не крики группы и ЕП – я бы и не заметил этого! А заметил ли я это сейчас? По словам – да, но по тому, что мне не запредельно больно и не нет конкретных действий – нифига! Неужели надо начать захлебываться, неужели нужно, чтобы болотная вода перекрыла дыхание и легкие стали разрываться от боли по простому глотку воздуха, для того чтобы начать действовать? Чуть подвылезти и опять успокоится?? Неужели это чудовище - я???

  10. Володя, Эпсилон says:

    После открытого занятия, на котором мы читали мелодрамы, у меня было ощущение состоявшегося праздника!
    Это был концентрат ощущений от невероятного волнения до восторга от того, что мои герои-субличности узнаваемы и находят отклик у гостей.
    Если бы я читал мелодраму сам для себя и не было бы гостей, то, наверное, я не смог бы так остро осознать сколь большой путь был пройден, сколь точная и сложная работа была проделана и насколько мои субличности стали глубже и многограннее по ходу действия мелодрамы. Я бы не смог понять и то, что пол года работы над мелодрамой были ярким и чертовски увлекательным познанием себя! Счастье, что были эти пол года работы! Счастье, что было открытое занятие! Счастье, что у нас были ТАКИЕ прекрасные гости!

Добавить сообщение

(Максимум символов: 950)
Вам осталось символов.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.