гостевая


  1. Екатерина:

    (Окончание) Во время чтения ребятами собственных мелодрам, я чувствовала себя ребенком, которому читают книжку перед сном. А на самом интересном месте , говорят что пора спать. Ребята у вас тепло, уютно , интересно. Спасибо за эти ощущения, искренне рада за вас! Понятно, что все это колоссальный труд психотерапевта и желание ребят меняться выплавили из них ценный сосуд, который заполняют по капле , миррой.

  2. Екатерина:

    (Продолжение) Вообще меня очень потрясли мелодрамы, не зная сюжета, слушая отрывки диалогов, было все логично, понятно, интересно, смешно , страшно, жутко, мощно, чувствовалось то , что пытался донести автор . Эта холодная семья мафиози, Фома с его безразличием к жизни, диалог о смерти Любаши, и какая прелесть паразит Ванечка. Слова проникали глубоко в тело, я еще долго не могла уснуть , видела этих героев перед глазами, задавала вопросы себе , а что живет в тебе , знаешь ли ты себя, хотя бы на несколько процентов от того что знают о себе ребята , конечно же нет. Примериваю на себя драматургию - что я хочу от жизни? Слова скачут, в предложения не складываются. Может это от того, что я ни чего и не хочу по факту от себя, от своей жизни? Страшно!

  3. Екатерина:

    (Начало) Полтора года назад я по семейным обстоятельствам покинула группу. И в четверг, я впервые за это время, увидела ребят в работе . Это был единый , мощный, слаженный организм. Где каждый чувствовал друг друга как самого себя. Где каждому было важно , чтобы получилось у всех. Чувствовалось это с самой первой минуты , и особенно на театре, когда герой мелодрамы по какой-то причине не выходил на развитие сюжета, подключалась вся группа, импровизировала, куражилась, кайфовала, жила !

  4. Маша, Эпсилон:

    На занятии читали продолжения мелодрам. Накидывали идеи о том, что будет дальше – как поведут себя герои-субличности, почему, а как можно еще… Что меня восхищает в драматургии АСТ – это абсолютная логичность действий героев (такое сейчас не часто встретишь и в «профессиональной» литературе). Поступит герой так или иначе, сделает это исподтишка или в открытую, какое дело в жизни он себе выберет – всё это автор пьесы берет не с потолка, а придумывает, учитывая определенные законы. И пьеса читается как хорошая литература – достоверная и жизненная. Но ведь дело тут вовсе в таланте или навыках писательства участников групп АСТ… А в наблюдательности, в приобретенной способности понимания людей и логики их поступков, умении разбираться в хитросплетениях причин и мотивов поведения окружающих – и себя самого. Очень, очень завидный навык, который хочется заработать!

  5. Женя, Эпсилон:

    Наша группа расширилась! Пришла Маша. Новый человек это дополнительное измерение, новый ракурс, мне кажется, это пойдет группе на пользу. В связи с расширением нам предстоит, возможно, не простой, но интересный период перестроения. Важно, что Маша не посторонний человек, она приходила к нам на занятия, проживала их вместе с нами, сопереживала. Мы приходили к ней еще в Дельту, лично для меня Машкин балет с чертой был и остается путеводный звездой, часто вспоминаю его, живу с ним. И вот теперь Маша – часть нашей команды, есть возможность узнать друг друга ближе, обменяться тем, что ценно - волнительно и интересно! Машка, добро пожаловать!

  6. Володя, Эпсилон:

    Лилька, было очень кайфово играть Джеймса (герой Лилиной мелодрамы) на прошлом занятии! Для меня тот этюд — импровизация в кубе! Кроме того, что театр играется только на импровизации, я включался посредине этюда, да и роль была совсем нехарактерная для меня в жизни! Надо сказать, что в момент выхода на сцену за пару секунд в голове пронесся просто рой сомнений о том, что не получится и почему должно не получиться! Получилось! Да еще как! Я непросто включился в вашу с Андреем историю, мне кажется, нам троим удалось услышать друг друга и обогатить мыслями и чувствами, обрести счастье взаимопонимания. А еще мне удалось прочувствовать Джеймса, примерить на себя его образ. Яркий, зажигательный, увлекающий за собой и моментально откликающийся на новые идеи — таким получился Джеймс! Радостно, что удалось прожить этот пока не очень знаковый в жизни, но такой желанный для меня образ!

  7. Лиля, Эпсилон:

    Как же я пыхтела от предвкушения на прошлом занятии, хрюкала от восторга и еле сдерживала себя, чтобы не выбежать на сцену, когда разыгрывали этюд из моей мелодрамы!! Ууууух!! Столько времени я билась над сценой обретения Полем сына, упиралась в формальный язык, натыкалось на леденящее равнодушие, зацикленность на себе и пофигизм моих персонажей по отношению друг к другу. И только на сцене, благодаря сочной импровизации ребят, Поль с Джеймсом наконец проявились в своих реакциях друг на друга, стали объемными, заговорили на понятном для обоих языке. Спасибо за гениальный и в тоже время совершенно понятный ход- через отношение к штампу, которым так дорожил Джеймс в память об отце, Поль понимает и разделяет его чувства, не желая вновь потерять сына, как только что безвозвратно утраченную коллекцию. Вот она, сцепка с жизнью! Когда нет отношения, есть лишь обезличенная функция в параллельной реальности. Особое спасибо ЕП за Nessum Dorma! Уже с первых аккордов у меня по телу побежали чуть уловимые электрические разряды. С каждой новой секундой они все яростнее наращивали мощь и изверглись из моей груди чистыми струями водопада. Меня прорвало. Я рыдала и с трепетом благодарила за подаренную АСТ драгоценность: тосковать, жаждать и чувствовать близость! Очень хочу ее сберечь, развить и научиться делиться ею!

  8. Юля, Эпсилон:

    На прошлой неделе ЕП предложила нам поимпровизировать с пластикой под Nessun Dorma (ария из оперы Пуччини «Турандот») в исполнении трех теноров. Это мое интимное произведение и я очень волновалась, смогу ли в этот раз услышать его, смогу ли ему откликнуться, всем телом, всем своим естеством.
    У меня получилось. Несколько молитвенных, сбывшихся секунд и послевкусие из благодарности за обретение смысла.

  9. ЮлиЧ, Эпсилон:

    Человеческую одежду я всегда воспринимала как обязаловку прикрыть тело, не ходить же голым. За этот сентябрь (после знакомства с театральным костюмом) вдруг увидела, что одежда может многое сказать о человеке, о его настроении, характере, привычках. Кто-то опрятен и педантичен, кто-то вызывающе – высокомерен, кому-то вообще по барабану, во что он одет. Я как будто взглянула на человека из-под другого угла зрения. По одежде одних взгляд проносится вскользь – не на что глянуть. На других зачарованно задерживается, цепляется за понравившуюся деталь. Элементы одежды третьих заставляют глубже всмотреться «О, вот эта штучка отлично дополнит образ костюма героя, над которым сейчас думаю!».
    Как удивительно: с каждым новым аст-шным заданием, к миру как будто появляется новая грань, новое измерение. Мир становится объемнее, круче, интереснее!

  10. Андрей Эпсилон:

    На прошлом занятии у нас была необычная пластика. Евгения Петровна поставила музыку, которую необходимо было почувствовать, впустить в тело. У меня ощущения были яркие, но очень характерные. Я перестал понимать, что нахожусь в зале. Я летел, тянулся к облакам желто-белых оттенков, которые переливались и пахли ванилью. Мне очень хотелось до них дотронуться! Одновременно, я чувствовал, что тело мое вытянулось и я стою на цыпочках. Мне хотелось оторваться от предательски вросших в пол ног, и все же достать, погрузиться, почувствовать себя в этом ванильном сияние. То, что от ног оторваться невозможно, пришло мне в голову позже.
    И в жизни так - когда я “лечу” к новому увлечению, мне “что то” начинает мешать, раздражает, отвлекает. И я от этого “что то” пытаюсь избавиться, оторваться, не принимать во внимание. Будь то моя субличность или человек рядом со мной, или общее дело. А это не возможно. Что же делать? Пока растерянность и вопросы.

Добавить сообщение

(Максимум символов: 950)
Вам осталось символов.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.